Конкурс стихов

Конкурс стихотворений «Моя страна» 2016

Русь

От начала веков добротою пронизана,

На просторных широтах раскинув свой путь,

Есть земля, что в сердечных молитвах прописана,

Есть земля, чье название краткое – Русь.

И ее нет милее ни дедам, ни прадедам,

По ней сотни серпов и плугов провели,

Ее тысячи лет воротили и ранили,

Но больнее всего слушать ей наши дни…

Ведь когда говорят: «Я гнушаюсь, что русский я,

Мне б отсюда уехать, забрать все следы»,

Я всегда задаюсь: «Неужели обуздана?

И за это ли падали наши деды?»

Истоптали свои сапоги обветшалые

По проселочным тропам, держа автомат.

Лишь в глаза загляну – фронтовые, усталые…

И один лишь вопрос: «Кто же тут виноват?»

Мы стоим на земле, от разрывов укачанной,

И умытой слезами победных Отцов,

Только мы говорим: «Мы страна неудачников,

Мы страна беспросветных дорог, дураков…»

А в кумирах у нас Супермены и Бэтмены,

А в повадках у нас сленговать на тот лад,

И загадка души, как велось, неприступная,

Нынче еле видна из оберток от «Фант».

Обернитесь назад, на чуть-чуть обернитесь…

Эта нить золотая за вашей спиной,

Она тянется вдаль, заплетаясь, колышась,

Она пахнет пшеницей и свежей росой.

Ее там, вдалеке, держит сам Менделеев,

Держит Пушкин, Гагарин, Кутузов, Попов.

Держат те, кто за Родину сил не жалели,

От солдатских до самых высоких чинов.

Ты в долгу перед ними.

Твое имя есть гордость.

Под орлиным крылом прячет Родина-мать.

И пусть силы тебя ни на миг не покинут,

Если вздумает кто-то ее обижать.

И пусть вечный огонь, что горит в этих плитах,

Что фашистскую гнусность сжигает и страх,

Что горит в медных чашах и Минска и Крыма,

Пусть горит он навечно и в Ваших сердцах!

От начала веков и до нашего времени,

На просторных широтах раскинув свой путь,

Есть земля, на которой родиться – везение,

Есть земля, чье название краткое – Русь.

(Аншилевич Анна Евгеньевна, Ростовская область)

Наш Рубикон


У Магнитной горы на ковыльных волнах раскалённой степи,

Комбинат – наш корабль многотрубный – ночами не спит,

И порой в его топках сгорают сердца наших лучших товарищей.

Мы на якоре здесь, нам отсюда нельзя, здесь наше пристанище.

Здесь поставили мы свои судьбы – ребром на кон...

...Город наш, наша жизнь, боевой наш рубеж, наш Рубикон.

В сорок первом до нас, сквозь Россию дошёл гром войны,

Каждый третий снаряд и второй каждый танк из Металла Магнитки сделаны.

Кто, ночами не спал, для кровавых боёв эту сталь варил, –

Не дадут мне соврать, подтвердят, что металл тот солёным был.

Наш народ здесь поставил судьбу свою разом – ребром на кон,

Город наш – наша жизнь, боевой наш рубеж, наш Рубикон.


Под ногами гудела мартенов земля раскалённая,

Как металл тот победный, от пота людского солёная,

В котлованах для домен – руки мамы землю лопатили,

А теперь та земля лежит в изголовье у матери.


Здесь поставила мама судьбу свою разом – ребром на кон...

...Город наш, наша жизнь, боевой наш рубеж, наш Рубикон.


Навсегда мать ушла, и отец постарел, стал совсем седым,

Стал он сед не от бед, просто волос объял серебристый дым,

На ладонях его нарисована жизнь, он живёт и не кается,

Но когда ночью спит, в кулаки его руки сжимаются,


Он поставил судьбу свою разом – ребром на кон,

...Город наш, наша жизнь, боевой наш рубеж, наш Рубикон.


Здесь не райские кущи и деньги мы не гребём лопатою,

Мы с работой мужской до конца своих дней сосватаны,

Но чтоб жилы, как струны гитары звенящей, не лопнули,

Отлежаться от схватки с металлом – из Азии едем в Европу мы.


Мы поставили здесь свои судьбы – ребром на кон...

...Город наш, наша жизнь, боевой наш рубеж, наш Рубикон.

Для кого-то Магнитка – это просто этап и наверх трамплин,

Мне ж, дышать здесь и жить, да к тому ж, подрастает сын:


На горячей земле, на горячей крови я его месил,

Получился казак – настоящий, уральский, без примеси.

Он достроит наш город. Он поставит судьбу на кон,

...Город наш, наша жизнь, боевой наш рубеж, наш Рубикон.

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)


Я рассказал бы Вам...


Я рассказал бы Вам о матери с отцом,

Они в степи наш город поднимали,

Тогда ещё без парков и дворцов,

Без шумных улиц и кипящей стали.


Я рассказать хотел бы без прикрас:

Наряден город летнею порою,

В трамвайном хороводе в ранний час,

В тумане под Магнитною горою.


А как, искрясь, кипит в ковше металл,

Прикрывшись дымной рыжею завесой!

…Чтоб мир на всей Земле торжествовал,

Солёный пот окрапывал железо.


Снаряд немецкий нашу сталь не брал

И нас не брал – мы не того замеса…!

Ведь на Магнитке выплавлен металл,

У нас в крови – почти одно железо.


Уже давно пожар войны угас,

Но из цехов тепло сердец струится,

Живи, мой город, радующий глаз,

Моей страны железная столица!


Прекрасен ты своею чистотой

От лиц простых, улыбок откровенных,

От всполохов мартенов в час ночной

И от людей, шагающих со смены!

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)


Река моя Белая

Крутит наш Бог Землю медленно,

С малой космической скоростью,

Радость сменяет уныние,

Но наступает тот день,

Еду к тебе река Белая,

Еду к тебе, моя милая,

Только друзья удивятся,

Как же лентяю не лень.


Я набросал в рюкзачище свой

Топор и лапшу несваримую,

Держит мой внутренний компас

Путь в Белорецк на вокзал.

Здравствуй, река моя Белая,

Здравствуй, река моя милая,

Спросит лишь внутренний голос:

«Где ты сто лет пропадал?»


И расчехлю свои вёсла,

И накачаю лодчоночку,

И поплыву по извилистой,

Там, где лежит белый свет.

Здравствуй, река моя Белая,

Здравствуй, река моя милая,

Я по тебе так соскучился.

С дымной Магнитки привет.


И позабыв про заботы,

Свои и друзей неудачи,

Сольюсь с тобой в общем потоке,

Который шумит сотни лет.

Спасибо тебе, река Белая,

Спасибо тебе, река милая.

Ты на мои все вопросы

Дашь всегда точный ответ.

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)


Встреча в пути


В Байназарово – сосны, а в Максютово – ели,

Бесшабашная жизнь спрессовалась в недели.

И пускай между скал затаилась беда,

У меня за кормой – пузырями вода.


Бог меня оторвал от постели моей

И направил сюда, где проверка людей.

Я не нищий, – но в путь я пошёл без гроша –

Три кило сухарей, нараспашку душа.


Долго плыл я один, потерял много сил,

Жилы все растянул, свой запас подточил.

И когда я до нитки промок и устал,

Я к стоянке людской ненароком пристал.


Удивились они, что плыву я один,

У меня аргумент: «Сам себе господин!».

Ну, а их аргумент быстро сбил мою спесь:

«Из барашка шашлык – помоги его съесть!».


В жилах спирт – как огонь.… Дали вволю поесть,

Отогрели меня, тёплых слов и не счесть,

И забыв боль в руках, и что голос мой сел,

Я про Белую реку у костра песни пел.


А как утро пришло, вновь поплыл я один...

Сам себе я слуга, сам себе господин.

Будто не было встречи на этой реке,

Только в память о ней – тёплый хлеб в рюкзаке.


И мой Бог мне сказал из далёких высот:

«Если так у людей – пусть планета живёт!»

И поплыл между звёзд по Вселенной один,

Сам себе Он слуга, сам себе господин….

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)


На Белую в гости


В этот август холодный, под звуки дождя,

От печали своей и от злости,

Сухарями набив свой походный рюкзак,

Я уеду на Белую в гости.

Где тумана прохладного белый халат

Над ночною рекою клубится,

А река, словно врач, успокоит тебя

И прохлады предложит напиться.


И чего там скрывать, как друзья мои все,

Оторваться люблю и на славу,

А наутро водицы целебнее нет

Для мужчин нашей русской державы,

А река от угара промоет мозги,

Свежим воздухом даст похмелиться,

И уснёшь ты в палатке под шёпот тайги,

И жена с сыновьями приснится.


Не ругайся сестра, не бранись и отец,

Я плыву по реке, по своей,

И несёт меня жизнь мимо ваших сердец,

Мимо лучших подруг и друзей.

Не даёт мне Господь за крыло ухватить

Этой ветреной птицы удач,

Но опять надо жить, надо снова грести,

И играть недоигранный матч.


А река злое сердце, как скалы грызёт,

И съедает во мне подлеца,

Но ещё не рассыпался старенький плот,

Приближаясь к началу конца.

Буду воду веслом, как загривок, трепать

И от плёса к стремнине грести.

Я огонь буду жечь и ночами не спать,

Чтоб себя отогреть и спасти.


Твой характер крутой, необузданный нрав,

Агидель перекатами слижет

И продолжит свой путь, не заметив преград

К самой истине ближе и ближе.

И захватит тебя этот бег навсегда

Да и сам ты сбежать не захочешь,

И опять над тобой ярко вспыхнет звезда

В этой черной бездонности ночи.

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)

Песни в аромате ночей


По тропинке лесной день ушёл в дальний путь,

И гроза обессилено прилегла отдохнуть,

Вьётся дым над полянкою, и журчит наш ручей,

Он поёт свои песни в аромате ночей.


С котелка прокопчённого чай душистей, чем мёд,

Он печалью разбавленный в наших жилах течёт.

Вьётся дым над полянкою и журчит наш ручей,

Он поёт свои песни в аромате ночей.


Мы сегодня все вместе, нам беда - не беда,

Наши беды и горести вдаль уносит вода,

Вьётся дым над полянкою и журчит наш ручей,

Он поёт свои песни в аромате ночей.


Костерок заворожено угольками трещит,

Языком своим ласковым лижет темень ночи,

Вьётся дым над полянкою и журчит наш ручей,

Он поёт свои песни в аромате ночей.


Вдоль лохматой гряды к нам крадётся заря,

Завтра в мареве города, сигареты куря,

Вспомним дым над полянкою, наш упрямый ручей,

Что поёт свои песни в аромате ночей.


Если пусто и больно сердцу будет в ночи,

Разбудить не побойся, в мою дверь постучи,

Вспомним дым над полянкою, наш упрямый ручей,

Что поёт свои песни в аромате ночей...


Мы с тобою уйдём от мирской суеты,

В котелке сварим чай на конфорках плиты,

И в заштопанном спальнике на полу ляжем спать,

А костёр тот далёкий будет нас согревать.

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)


Листопад


Листопад, позади уже тёплые дни,

Спят друзья, у костра мы с тобою одни,

Для тебя, для одной лишь гитара поёт,

Костерку ветерок догореть не даёт.


Звездопад, светят звёзды в ночной темноте,

Листопад, говорю вам слова, но не те.

Выручает подружка - гитара поёт,

И рассвет, сквозь туман над Кизилкой плывёт.


Кап – кап – кап, уронил на костёр дождь слезу,

Я любовь от дождя на руках унесу,

Закружу, поплывёт под тобой шар земной,

Листопад, ты укрой нас своею листвой.


Вот и всё, златоглавый костёр отплясал,

Ночь прошла, снова ждёт нас всех шумный вокзал,

Но любовь, как в том дивном осеннем лесу,

Через жизнь, как рассвет, сквозь туман пронесу.

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)


Лирическая баллада


Волос мой ветрами взлохмаченный,

Моё сердце тоскою схвачено,

В кабаках и шумных оргиях

Я пришёлся не ко двору.

Если вечер тебя не радует,

А в душе твоей листья падают,

Я согрею твои руки озябшие,

Приходи к моему костру.


Если плачешь ты тёмной ноченькой,

Если хочешь родить ты доченьку

Или дни идут в одиночестве,

Или болью сердце свело,

Не смотри, что я взлохмаченный

И золою костра испачканный,

На моей груди отогреешься,

Прилетай под моё крыло.


И пускай говорят с упрёками,

Что твой парус давно потрёпанный,

Ниткой жизни смолистой, суровою

Мы с тобой его будим шить.

Заплывай в мои руки – гавани,

И даст Бог, мы ещё поплаваем

И тебя, моя милая, нежная,

Как никто буду я любить.

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)


На Агидель опять ползут дожди


На Агидель опять ползут дожди,

А мне тепло с тобою у костра,

Ты не спеши в палатку уходить,

Мы посидим с тобою до утра.

И пусть нам завтра скалы штурмовать,

Таю надежду – завтрак не проспим,

Нам на дожди и холод наплевать,

Нас обогреет лагерь «Пилигрим».


Шумит река и резок поворот,

Весло утопло... Что ж, греби рукой!..

Табань, Толяй, работай левый борт,

Ещё рывок… И можно на покой...

И пусть нас ветер влажный просквозит,

Мы у костра опять глотаем дым,

В палатках лишь под утро засопим.

И нас согреет лагерь «Пилигрим».


Шумят деревья, вечен их полёт

И мы шумим, извёл нас всех «Робскорс»,

Мы напряглись пятьдесят второй заход,

Опять провал, обидно всем до слёз.

Бревно, трапецию и скаты на реке,

Мы увезём с собой и в сердце сохраним,

А Костя – Дормана в здоровом рюкзаке,

До новых встреч, наш лагерь «Пилигрим».

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)


Я нанизываю бусинки – слова


Я нанизываю бусинки – слова,

Грею мыслями наплечный котелок,

За окном свистит, куражится зима,

Разгоняя резвым ветром серый смог.

Что задумал в этой жизни и не счесть,

Но я странный почему-то не спешу,

На душе сегодня тридцать шесть и шесть,

И к утру я ничего не напишу.

Завтра Солнце вновь над городом взойдёт,

И пробьёт туманно стылую броню,

Озаренье над проснувшимся уйдёт,

И друзьям я новой песни не спою.

Ну и к лучшему, она не так важна,

Ты их просто всех внезапно собери

И налей подругам красного вина,

А друзьям холодной водочки плесни.

Менделеев – наш российский гражданин,

Ровно сорок и не меньше завещал,

Чтобы слиться с окружением своим

И родить слова, начало всех начал.

Ты поставь пирог дымящийся на стол

И оставь в своей квартире ночевать,

Все улягутся, как водится на пол,

Ну а те, кто стал солидней – на кровать.

В тёплом доме сытны пироги,

Наболтавшись, вдруг все дружно засопят,

И немое завывание пурги

Возвратит меня на двадцать лет назад.

И проснутся затаённые слова,

Заскребут тебя, просясь все на листок,

И подсохнут отсыревшие дрова,

Закипит опять наплечный котелок.

Я залью в него ядрёной жизни сок,

Подмешаю боль чужую и свою

И отважно первый сделаю глоток,

И даст Бог я что-то новое спою.

И намечу я громаду планов вновь,

Чтоб украсить жизнь ненастную твою,

Закипит во мне разбуженная кровь,

Я под сорок столбик ртути нагоню.

А пока, сплошная темень за окном,

И свистит подруга – злючая зима,

И пустой листок над кухонным столом,

И дымятся отсыревшие дрова.

У окна я неприкаянно сижу,

Неохота ни петь, ни пить, ни есть,

Я сегодня ничего не напишу,

У меня сегодня тридцать шесть и шесть.

(Баканов Юрий Степанович, Магнитогорск)

Моя Россия


Ты не знаешь мою Россию,

Ей чужда суета столиц,

Тех, чей мир – зеркала кривые

Наших истинно русских лиц.

И скитаешься робкой тенью,

Настоящий теряя вид,

Площадей добровольный пленник

И затворник гранитных плит.

В том краю, коим я владею,

С давних пор и до наших дней

В беспорядке стога рыжеют,

Как веснушки, на лбах полей,

Зреет колос, несутся воды,

Звезды свет свой холодный льют…

Эту дикость родной природы

До беспамятства я люблю!

Да забвенья! – Когда рассветом

Наполняется спящий дом,

И когда зазывает ветер

По просторам гулять вдвоем.

Жаль, не знаешь, салонов узник,

Как слепит чистотой роса,

Как исконною пахнет Русью

В хлебосольных ее лесах.

Там такие таятся силы

Для грядущих больших побед!

Нет изъяна в моей России,

И пророк ей один – поэт!

(Воробьёва Екатерина Леонидовна, г. Санкт-Петербург)


Мой Петербург


Мне бы вечно бродить по залам

Твоих улиц, хваля судьбу.

Ты поймал меня в сеть каналов,

Мой таинственный Петербург.

Ты балтийским вином под звуки,

Что морская несет волна,

Из хмельного финского кубка

Напоил меня допьяна.

И в пыли на краю дороги

Без гроша за моей душой

Буду славить я имя Бога

За прекраснейший жребий свой:

Жить под небом твоим ненастным

И терпеть беспощадность бурь.

Без тебя для меня нет счастья,

Незабвенный мой Петербург.

(Воробьёва Екатерина Леонидовна, г. Санкт-Петербург)


Чёрное море


Поднялись со дна метели,

Чайки мечутся впотьмах.

Как душе в несносном теле,

Тесно морю в берегах.

Не унять тебя, спесивый

Пес, сорвавшийся с цепи.

Я и ты – мы оба живы,

В нас обоих жизнь кипит,

Но по-разному.

Ужасно

Сознавать, что ты сильней,

Над моею жизнью властно,

Я ж не властна над твоей.

(Воробьёва Екатерина Леонидовна, г. Санкт-Петербург)


Русь – сказка


Лишь красное солнце зарёю взойдет -

Откроется чудная книга -

Русь сказка чарует и манит вперед,

Пугает разбойничьим криком.

Здесь кони ветрами летят наугад,

Звенит бубенец золоченный.

И колокол тянет тревожный набат,

Суровый набат непреклонный.

О, славное чудо! Им дышит народ.

Здесь всё существует, поверьте:

И счастье в душе, и беда у ворот,

И Бог, и чумазые черти,

И тешится песня, ликует любовь,

И синее небо бездонно...

А царские взмахи российских ветров

Целуют заморские волны!

Простор и свобода! Гуляет душа!

В день ясный и в день непогожий

Русь - сказка по миру идет не спеша,

Собой удивляя прохожих.

(Воробьёва Екатерина Леонидовна, г. Санкт-Петербург)


Баллада о Михайловском замке


Окруженный волною, что моет гранит,

Неприступный Михайловский замок стоит.

И видны устремленные в небо, кругом

Колокольня и шпиль с лучезарным крестом.

С опасением шепчет Михайловский сад:

Много тайн за высокой решеткой оград.

И пока лик Луны в свете дня не потух

Императора Павла разгневанный дух

Со свечою горящей по залам пройдет,

То окно отопрет, то устало вздохнет.

И прохожий идет прочь от сумрачных стен,

Замечая в окне неотмщенную тень,

Чей чуть слышен в покоях рыдающий глас,

Что ведет в тишине свой печальный рассказ,

Как гробницею стала его цитадель

И кровавою плахой – ночная постель,

Как он двести и десять мучительных лет

Не находит врагов и предателей след,

Как тревожит его справедливый укор,

Что не слушал старухи простой приговор:

Столько лет ему жить, сколько букв он сочтет

Над проходом больших Воскресенских ворот.

И затушит несчастная тень бледный свет,

Заиграет старинный его флажолет.

И лишь солнечный луч до грядущей Луны

Императору дарит счастливые сны.

(Воробьёва Екатерина Леонидовна, г. Санкт-Петербург)


Сибирь


В колыбельных перинах сибирских снегов

Дремлет дух, тлеет плоть, зреет бунт ярых слов.

Здесь основа основ.

Здесь бывает коварен и милостив рок…

Здесь не сходит рассвет с пухлых облачных щек

И румянит восток.

Мне ли плакать, когда засмеется апрель?

Мне ли с ветром не выть, не плясать, как метель?

Здесь моя колыбель.


(Воробьёва Екатерина Леонидовна, г. Санкт-Петербург)


А я живу в Сибири!


Вы знаете, а я живу в Сибири,

Дышу морозцем снежною зимой.

А утром в чуть протопленной квартире

Слежу за уходящею луной.


Луна ушла - счастливой ей дорожки.

Дыханьем растоплю резной узор,

Что мне мороз рисует на окошке.

Оденусь и бегом во двор.


Хоть не мала, но как любой проныре,

Мне интересно взять и в шарик скомкать снег.

Всё потому, что я живу в Сибири,

А ведь не каждый сможет человек!


По-русски вылетает пар из бани –

Не каждому пример такой знаком.

Кто может знать, что в нашей глухомани

Люблю по снегу с бани – босиком!


Пишу о драгоценном сувенире,

О колыбели слова и души.

Пишу о моей Родине – Сибири,

Нет в свете величавей Госпожи!


В колодце наберу студёную водицу,

Скрепя по снегу, отнесу домой.

По-русски из трубы дымок струится,

На крышу сажа оседает бахромой.


Нет строже и суровей в мире

Местечка, что пропитано добром.

А я горжусь, что родилась в Сибири,

Что здесь построен мой родимый дом.


Примчался вечер, старая гармошка

Встречает повзрослевшую луну.

А я топлю узоры на окошках.

Я разоряю зимнюю казну.

(Воронкова Елизавета , Омская область, Омск)


Журавли


Улетают, улетают,

Улетают журавли,

И невольно вспоминают

Красоту родной земли.

Улетают в бесконечность,

За леса и за поля,

Где уходит, словно в вечность,

Их родимая земля.

Осень тихо им диктует

Свод холодных, мрачных дней,

И своей красой чарует

Вдаль летящих журавлей.

Улетают, улетают

Клином в теплые края

Журавли... и вновь мечтают,

Что полюбит их земля.

Та земля, что вечно будет

Птицам солнечным приютом,

И порадует, как прежде,

Красотой, теплом, уютом...

...Но свой край, родной и милый,

Журавли не забывают,

И опять весной счастливой

Снова к дому улетают,

Позабыв про дождь и ветер,

Позабыв на миг о том,

Что, как прежде на планете,

Есть их милый, славный дом.

Улетают, улетают,

Улетают журавли,

Те, что любят, ценят, знают

Красоту родной земли.

Где летит по небу белый

И широкий, долгий клин,

Ночь внезапно превратится

В одинокий серый дым.

Подпоет холодный ветер

Улетевшим журавлям,

Что, как прежде, на планете

Есть любимая земля.

Вы вернитесь, вы вернитесь,

Долгим клином, журавли,

И нежданно удивитесь

Красоте родной земли.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)

Родные для сердца края…


Родные, родные для сердца края,

Где вечно стремится лишь к свету земля,

Где день, словно кошка, крадётся в тот миг,

Где в небо уносится детский мой крик,

Где птицы летают в летних полях,

И снег лишь кружится в любимых краях,

Где, может быть, завтра, под сонным дождём,

Другою дорогой по жизни пойдём

И будет луна нам весь путь освещать,

Те дальние страны, где будем бывать,

Но, может быть, скоро мы вспомним о том,

Что в сердце остался край детства и дом…

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)

Красота родного края


Летают в небе тёмном птицы,

Мечтают в детство возвратиться,

C красивой утренней зарей,

И любоваться вновь землёй,

Где птицы с песней родились,

Где их мечты во сне сбылись,

Природа - только красота,

А сны о детстве – лишь мечта…

Мечта о том, что где-то есть,

В краю родном, в родной Магнитке,

Красивых мест нам всех не счесть,

Не счесть и добрых лиц улыбки,

Летают в тёмном небе птицы,

В моря уходят корабли,

Но также важными остались

Красоты преданной земли.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Уральский роман


Связала нас одной судьбой граница на Урале,

Что будем вместе мы с тобой, тогда еще не знали,

Но мы примчались на вокзал, как будто на причал,

И только ласковый Урал нас с теплотой встречал.

И любовались мы тогда, смотря ночной пейзаж,

И поняла я навсегда, что это город наш,

Что это наши берега, и вечно наши горы,

Не променять нам никогда Уральские просторы.

И стоя там, на берегу такой родной реки,

Ты мне сказал: «Я не смогу жить где-то без тоски,

По этой речке, по тебе, такой я человек,

И благодарен я судьбе, что вместе мы навек…»

И посмотрел тогда ты в небо, там птица счастья пролетала,

Но не узнал её и ты, а я её узнала.

Мне снились птица и Урал, и, снова было лето,

Но мне тогда ты прошептал лишь песню без ответа…

А я стояла, как сейчас, любуясь облаками,

И думала, тогда о нас, что будет завтра с нами?

Но мне ответила река, без облачных сомнений,

Что есть, как прежде, берега, а там бывают тени,

И шторм, и даже может штиль подняться, без сомнений,

Потом лишь превратиться в пыль, в мир мыслей и видений.

Тогда я только поняла, что жизнь-всегда река,

И не всегда важны слова, а только берега…

«Я берег правый той реки, что называется Урал,-

Живи без горя и тоски», - тогда ты прошептал,

Я левый берег, и живи ты вечно под луной,

И в жизни, как в реке плыви, а просто будь со мной!

А мы ушли тогда тропой Уральской тишины,

И вслед нам лишь шептал прибой, под свет ночной луны.

Все это было, как во сне, не знали мы с тобой,

Об этом главном в жизни дне – прощании с тоской,

Пройдёт еще немало лет, но будем вспоминать

Те дни, что оставляют след, но будем мы мечтать,

О счастье, что Урал-река подарит, вновь, кому-то

Но не забудем никогда мы яркие минуты…

А лунный свет и долгий день, и призрачный вагон,

Мы вспомним лишь речную тень, что грезилась, сквозь сон…

И будем мы благодарить тот город ярких встреч,

Что дал нам счастье вместе быть, свою любовь сберечь.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Городские встречи


Городские встречи утром, на заре,

Или сонным вечером в парке, в январе,

Где всегда встречаются долгие дороги,

Чтоб друг другу высказать все свои тревоги.


По пути встречаются верные друзья,

Те, что разъезжаются в разные края.

Им сейчас под деревом хорошо молчать,

Чтобы встречу эту снова вспоминать.


После, когда встретятся через много лет,

Эта встреча давняя свой оставит след

В сердце или в памяти, иль в судьбе навек…

Может быть, лишь этим счастлив человек?


Только не ответят мне сонные дома,

Что давно уж встретились, только я одна.

Вновь осенней улицей я брожу, как тень.

Может, позабудется скоро этот день?


На вопросы трудные не найти ответ…

Только расставания, а вот встреч все нет.


Городские встречи, завтра и всегда,

Где проходят медленно долгие года,

Где, как прежде, вечером, я чего- то жду

И в надежде радостной я вперед иду.


Вновь с деревьев падает яркий желтый лист,

Под дождем он кружится и как мысли чист.

Осень все встречается с городом опять,

И сейчас мне хочется снова погулять.


На усталых улицах о судьбе гадать,

А потом в тетрадке тайно написать:

«Городские встречи – но не для меня,

Снова гаснут свечи, не дождавшись дня».


Городские встречи, как вы хороши!

Все же этот вечер дан мне для души.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Новогодний город


Немного так осталось до мгновенья,

Когда, забытый нами, старый год,

Лишь улыбнувшись нам, поднимет настроенье,

И в прошлое беспечно уплывёт.

А город снова будет веселиться,

Ведь, все же незачем грустить ему,

И пусть, порой, вся жизнь летит, как птица,

Ему не быть по жизни одному.

И небо заблестит, как прежде,

Лишь первый час куранты будут бить,

А городу захочется, с надеждой,

Опять удачно этот год прожить,

Захочется ему, чтоб все тревоги,

Ушли со старым годом в никуда,

Так пусть же снова строятся дороги,

Завидуют ему пусть города.

Ведь этот год - почти начало века,

А в новом веке уже столько перемен,

И город сделал много человеку,

Разрушил много лишних крепких стен,

И пусть не все так было, как хотелось,

Но город наш умеет твёрдым быть,

А главное - чтоб только снова пелось,

И много песен смог народ сложить.

Про город, что построен на Урале,

Про речку нашу и крутые горы,

И чтобы через них все узнавали

Прекрасные Уральские просторы.

И все же песня помогает человеку

Вершить и строить новые дома,

Чтоб город наш тянулся только к свету,

Лишь песня-гимн по жизни всем нужна.

Пусть каждый загадает и исполнит

Свою заветную и яркую мечту,

И снова счастьем вмиг бокал наполнит,

Чтоб выпить за любовь и красоту.

Любовь к друзьям, к родному человеку,

Что в жизни нет дороже и милей,

И пожелать лишь долго длиться веку

На благо только Родине своей.

И заблестит, и засверкает ёлка

От бесконечных криков детворы,

И лучше станут жить еще посёлки,

А с ними и заводы, и дворы.

Быть может, в этом городское счастье -

Чтоб всем жилось уютно и тепло,

И обходило город наш ненастье,

А в небе было ярко и светло.

Чтоб город только вечно улыбался,

Речной улыбкой горной красоты,

И чтобы непременно постарался

Исполнить долгожданные мечты.

И чтобы неустанно, в каждом доме,

Была своя ирония судьбы,

А жизнь текла в любом микрорайоне

Без расставаний, горя и беды.

И чтоб, как в фильме «С лёгким паром!»,

Закончился удачно старый год,

Ведь потому, наверное, недаром,

Наш город с нетерпеньем фильма ждёт.

Чтоб нам сказать друг другу «С новым годом!»,

И счастья непременно пожелать,

А городу под ясным небосводом

Быть только первым, жить и процветать.


(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Моя Россия


Купола моей России

Белым золотом горят,

Ширь державы, мощь и сила,

И открытый, честный взгляд,

То с рассветом улыбнётся,

То с закатами уснёт,

То согрета южным солнцем,

То не тает снег и лёд,

То река, а то – равнина,

Если вдруг в дороге ты,

Не езжай России мимо,

Нету краше красоты!

Нету лучше мест на свете!

И столицы, что горда,

Что есть мы - сыны и дети,

Защитим её всегда,

Защитим и не обидим,

Пусть живёт она сто лет!..

Наши внуки будут видеть

В небе мирном звёздный свет,

Будут также тем гордиться,

Что живут в такой стране,

Что так тянет возвратиться

Нас назад, и в тишине

Среди парков и аллеек

Прогуляться в поздний час,

Вдохновенья не жалея,

Словно в самый первый раз...

Насладиться полнолуньем,

Города России вновь

До великого безумья

Возрождают ту любовь,

Что важны для патриотов,

Нас, которые всегда

Мощь страны на разных фото

Сохраняют на года,

Чтобы вспомнить, кем же были

Много лет тому назад,

Что ценили и любили,

Поменялся, может, взгляд,

Поменялась и Россия,

Стала лучше во стократ,

В ней теперь такая сила,

Может тысячи преград

Одолеть и быть той самой

Золотой Россией, где

Росы, шири, да туманы

Отражаются в дожде,


Где леса зелёной ширью

Расстилаются вдали...

Нет того прекрасней мире,

Нет чудеснее земли!

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)

О России


России просторы,

Поля, да и горы,

Леса, да равнины,

Смотрящие в спину,

Мечты, что прекрасны,

И небу подвластны,

Стремленья народа,

И эта свобода,

Что в сердце, как птица,

Останется биться,

Когда утро будет,

И прежние люди

Уйдут, чтоб вернуться,

В дела, окунутся,

России просторы,

Моря, солнце, горы,

Огни, океаны,

Закаты, туманы,

Вечернее кофе,

В толпе – прежний профиль,

На улицах встречи,

И полдень, и вечер,

В домах – вновь уютно,

И ежеминутно

Биение сердца

России, как скерцо,

Как музыка счастья,

Что может ненастье

Разбавить надолго,

Москва, Питер, Волга…

Всё ценно, всё свято,

Так был когда-то,

Так есть и поныне,

И век не остынет

Костёр вдохновенья,

Страны возрожденье,

Страны бесконечность,

Как добрая вечность,

От севера к югу,

Нужны мы друг другу,

Мы – жители этой

Страны, где есть лето,

Зелёное очень,

Где зимние ночи

Светлее, чем где-то,

Навеяно ветром

Особое чувство

К России, где пусто

Вовек не бывает,

Весна где летает,

И осень красива,

Всё это – Россия!..

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Про Украину и Россию


Дали мне одно заданье -

Чтоб в стихах здесь написать

Украине оправданье,

Хоть одно, но только дать...

Что ж могу сказать на это,

Там война, а здесь все мы,

Музыканты и поэты

Так хотим уж тишины!

Чтобы Запад лез бы в душу,

Но поменьше всё равно,

А Америку послушать,

Так становится смешно,

Сколько санкций вдруг придумать,

Вроде как бы отомстить...

Да, Америка, ты - дура....

Ты Россию отпусти...

Всё равно она сильнее,

И удачливей стократ,

Опыт есть, теперь умнее,

Не попятится назад!

Крым родной не даст в обиду,

Не позаришься теперь...

Не подаст и даже вида,

Что повержена, поверь...

Да, повергнуть эту силу

Ведь нельзя, за брата - в кровь,

Названа та мощь – Россией,

И в её душе - любовь.

Украине нужно тоже

Не бороться, а дружить,

Чтобы впредь потомкам можно

Было также мирно жить,

Создавать дома, заводы,

Мощь страны не разрушать,

Чтоб ходили пароходы,

И была такой душа,

Чтоб на войны не решался

По призывам кто-то вдруг,

Чтоб никто не ошибался,

Зная то, что рядом – друг....

Воевать совсем не нужно,

Ведь спасает, как всегда,

Не предательство, а дружба,

Зло не красит никогда.

Дорогая Украина,

Присмотрись к тем, кто вокруг,

Вы с Россией – побратимы,

Путь - один, она - твой друг.

Также ест, бывает сало,

Начиная новый день,

Также много отстояла

За свободу и в беде....

И с фашистами мы вместе

Все стояли, помнишь ты,

Наши деды пели песни

За победу и мечты.

А теперь, ты, как чужая,

Украина, но поверь,

Ведь страна у нас большая,

Много добрых есть людей,

Тех, которые, как прежде,

Верят, что один наш путь,

И что будет неизбежно

Только лучше... хоть чуть-чуть!

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Моему Магнитогорску


Гордиться должен город наш,

Что в двадцать первый век

Неброский уличный пейзаж

Украсил человек.

Построил множество дорог

На перекрёстке лет,

В истории, за этот срок,

Оставил добрый след.

Так много сделал человек

Для города большого,

Теперь, в наш перспективный век,

Гордится город снова,

Что в производстве первый он

Горячего металла,

И бесконечно окружён

Красотами Урала.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Городские встречи


Городские встречи утром, на заре,

Или сонным вечером в парке, в январе,

Где всегда встречаются долгие дороги,

Чтоб друг другу высказать все свои тревоги.


По пути встречаются верные друзья,

Те, что разъезжаются в разные края.

Им сейчас под деревом хорошо молчать,

Чтобы встречу эту снова вспоминать.


После, когда встретятся через много лет,

Эта встреча давняя свой оставит след

В сердце или в памяти, иль в судьбе навек…

Может быть, лишь этим счастлив человек?


Только не ответят мне сонные дома,

Что давно уж встретились, только я одна.

Вновь осенней улицей я брожу, как тень.

Может, позабудется скоро этот день?


На вопросы трудные не найти ответ…

Только расставания, а вот встреч все нет.


Городские встречи, завтра и всегда,

Где проходят медленно долгие года,

Где, как прежде, вечером, я чего- то жду,

И в надежде радостной я вперед иду.


Вновь с деревьев падает яркий желтый лист,

Под дождем он кружится и как мысли чист.

Осень все встречается с городом опять,

И сейчас мне хочется снова погулять.


На усталых улицах о судьбе гадать,

А потом в тетрадке тайно написать:

«Городские встречи – но не для меня,

Снова гаснут свечи, не дождавшись дня».


Городские встречи, как вы хороши!

Все же этот вечер дан мне для души.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Зимний город

Посвящено Магнитогорску


Зимний город, зимний город, ты бываешь одинок,

Но так счастлив и прекрасен, лучший в мире уголок.

Зимний город вновь встречает снегом алую зарю,

Только снег его укроет лишь, наверно, к декабрю.


А пока он спит под снегом, и к утру растает брег,

Он как сказка также ласков, и так молод этот снег.

Снег кружится и ложится на холодный тротуар,

И на листья, что готовы светом развести пожар.


Зимний вечер, звезды близко, но как прежде далеко.

Небо серое так низко, но достать все ж нелегко.

Зимний вечер белой сказкой вновь ворвется в город наш,

И под снежной черной маской странный кроется пейзаж.


И красив, как прежде, город даже лютою зимой,

И он кажется так молод под холодной луной.

Зимний холод незаметно проникает и в дома.

Может, все же есть те страны, где сейчас уже весна?


Не ответит нам устало на вопрос простой зима.

Только мы с тобою знаем, что покинет нас она.

Через дни и все недели вдруг поймем и мы,

Что метели улетели в край чужой зимы.


Зимний город только знает, что мечта живет,

И однажды, ранним утром, вновь весна придет.

Снова будет нам, как прежде, птица счастья петь.

Будем жить одной надеждой - в лето улететь.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Журавли


Улетают, улетают,

Улетают журавли,

И невольно вспоминают

Красоту родной земли.

Улетают в бесконечность,

За леса и за поля,

Где уходит, словно в вечность,

Их родимая земля.

Осень тихо им диктует

Свод холодных, мрачных дней,

И своей красой чарует

В даль летящих журавлей.

Улетают, улетают

Клином в теплые края

Журавли... и вновь мечтают,

Что полюбит их земля.

Та земля, что вечно будет

Птицам солнечным приютом,

И порадует, как прежде,

Красотой, теплом, уютом...

...Но свой край, родной и милый,

Журавли не забывают,

И опять весной счастливой

Снова к дому улетают,

Позабыв про дождь и ветер,

Позабыв на миг о том,

Что, как прежде на планете,

Есть их милый, славный дом.

Улетают, улетают,

Улетают журавли,

Те, что любят, ценят, знают

Красоту родной земли.

Где летит по небу белый

И широкий, долгий клин,

Ночь внезапно превратится

В одинокий серый дым.

Подпоет холодный ветер

Улетевшим журавлям,

Что, как прежде, на планете

Есть любимая земля.

Вы вернитесь, вы вернитесь,

Долгим клином, журавли,

И нежданно удивитесь

Красоте родной земли.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)

Родина

(из серии: «Стихи о Родине и Магнитке»)


Читая медленно одно стихотворенье,

Я многое однажды поняла,

Что самые удачные творенья

Рождаются в мелодии тепла.


О родине, о доблестях, о славе

Написано уже немало строк.

И каждый из писателей оставил

В своих стихах единственный урок.


И «Родину» поэта молодого

Так хорошо порой вновь прочитать,

И, может быть, захочется мне тоже

О родине красиво написать.


И вновь воспеть ручьи, крутые горы,

Красу широких улиц и дорог,

Нарисовать словами четкие узоры,

Морозный север и чужой восток.


И пусть любовь моя необъяснима,

В стихах воспета и в наивной прозе,

Ведь родина для всех незаменима,

Она подобна яркой майской розе.

(Галицкая Яна Борисовна, Магнитогорск)


Казачий Дюк


Казачий Дюк, - село Рязани,

Домишки спрятались в тени,

Поля с могучими лесами,

В окошках тусклые огни.

Теплом Россию сохраняя,

Живая русская душа,

До боли милая, простая,

Живешь под боком не спеша.

Плетень у дома вкось клонится,

Луга, и рига в стороне,

Такая Русь нам только снится,

В огромной суетной Москве.

И Божий храм в три с лишним века,

Красой резною в землю врос,

Здесь всё величье человека,

В культуре древней славит Росс.

(Галкин Юрий Анатольевич, Московская область, Королев )


Малая Родина


Русский вид, родной, знакомый,

Вишня, яблоня цветёт,

Крыши крытые соломой,

На крыльце разлёгся кот.

Две ветлы,- забор ненужный,

Всё знакомо с детства тут,

Не спеша семейством дружным,

Гуси к озеру идут.

Колеёй двойной отлого,

Вьётся змейкою дорога,

Стадо пёстрое коров,

Чёрной клетью сохнет торф.

Всё знакомо, пыль и мухи,

На завалинке старухи,

Огород. Любая хата,

Босоногие ребята,

Ручеёк, собачий лай,

Покосившийся сарай.

Луг зелёный, цепь с телёнком,

Всё родное для меня,

Потому, что здесь ребёнком,

Мама бегала моя.

(Галкин Юрий Анатольевич, Московская область, Королев )


Любовь Россия


Волей-неволей Российскому краю,

Я песню безумную пылко слагаю,

И музой целую берёзовый сок,

И этот седеющий старый висок.

И эту былинку трудясь, воспеваю,

И болью непрошеной тяжко страдаю,

Россию понять, и постичь до конца,

Клянусь головой у иконы творца.

Услышу её изумительный голос,

Проникший в ржаной зеленеющий колос,

И чары раздвину дрожащей рукой,

Старинных сказаний язык роковой…….

И в душу России нырну с головою,

И новое, в старом дивясь, я открою,

И выделю сердце России для тех,

Кто жаждет стране триумфальный успех.


(Галкин Юрий Анатольевич, Московская область, Королев )


Зимой в Рождественской деревне


В трубе разыгрался порывами ветер,

Лучина мерцает, и тускло горит,

Прихлопнулась дверь на косом туалете,

Мороз под пологом, в глубь избы скользит.

За печкой ухваты, и в люльке ребёнок,

Скрипит от порывов сосновый амбар,

«Под спальною лавкой» свернулся котёнок,

Стоит на столе заварной самовар.

Окно завалили большие сугробы,

У печки валяется вязанка дров,

Кваша на столе, и душистые сдобы,

Загон с поросёнком закрыт на засов.

По центру стола - к Рождеству пачка чая,

В бутыли мутнеет тройной перегон,

На улице праздник, и благость святая,

В небесном знамении здравствует ОН.

(Галкин Юрий Анатольевич, Московская область, Королев )


Воспоминание


Моя Россия! Родина моя!

Твой образ жив в одном воспоминанье…

Порой проходят люди тенью дня,

А кто-то в сердце вечно будет с нами:


Отправки ждал военный эшелон,

Сомненье, страх и паника царила,

И мнилось всем, что это страшный сон,

И бездна всё во мраке поглотила…


Витала тяжесть горестных разлук,

Рыданья уносил порывом ветер,

От многих уходил отец и друг,

Не свидеться чтоб вновь на этом свете.


Попятился в тумане эшелон,

И вдруг мой взгляд упал в толпу густую,

Волной несло обратно на перрон

Девчонку медсестричку фронтовую.


Я наклонился к ней через окно

И затащил в вагон, людьми набитый.

Ей было лет шестнадцать лишь всего,

И взгляд по-детски был ещё наивный.


Смотрела как сестричка на меня,

Так ласково, без страха, верно, прямо,

Я понял, что отчизна в ней моя,

Она родной за миг навечно стала!


Вовек не дал бы я ей воевать,

Прекрасной, хрупкой, нежной и любимой,

Умеющей беречь, ценить и ждать,

Владеющей святой целебной силой!


Но всё сломала страшная война,

И бремя налегло на эти плечи…

Тогда поспешно с поезда сошла,

И не сбылась мечта повторной встречи…


Увы, не повернуть мгновенья вспять,

И не вернуть ту девочку родную,

Я имя не успел её узнать,

Но за неё страну прошел большую!

(Горефулина Мария Дмитриевна, Кемеровская область, город Кемерово)

Моя Россия


Мои родные просторы:

Равнины, леса и поля,

Озёра, скалистые горы,

Зеркальные реки, моря!

Хранимая Богом станица,

Любимая, нежная мать!

Отважная сердцем царица!

Пришлось тебе много страдать,

Но стойкою ты оставалась

Под гнетом, тяжелым, врага!

Отчаянно в бой устремлялась,

Жестокою ты не была!

Прощать бескорыстно умела,

Великодушна, честна!

В победу великая вера

Была нерушима, сильна!

Россия: осины, берёзы,

Восходы в святой тишине,

Прекрасные русые косы!

Но что же ты видишь во сне?..

Ведь снятся не праздники лета,

Не солнечный луч красоты, –

Всегда ты со скорбью заветно

Терзаешься тенью войны:

Вновь видишь кровавое поле,

Домой не пришедших солдат,

Разлуку, сирот, боль и горе,

Вновь видишь, кто грешен, кто свят…

Вновь слышишь прощальные крики

Из-под небесных далей,

Тот голос знакомый и тихий

Людей или всё ж журавлей…

Земля, как вдовица, рыдает –

Бушует стихия гроза,

И молния ярко сверкает,

И гнется младая лоза…

Затихнет безжалостный ветер,

Гроза перестанет стенать,

Но жить матерям как на свете,

Когда больше некого ждать?

Защитникам верным Россия

Дождём и ветрами поёт.

Несокрушимая сила –

Наш доблестный русский народ!

Едины мы русской душою,

Могучим родным языком,

Мы все под единой звездою,

Хранимы всевышним отцом!

Россия, тебя воспевали

Великие мира певцы,

Поэты тебя прославляли,

Златые дарили венцы!

Под силу лишь русскому слову,

Поэзии пламенных чувств

Воспеть дань любимому крову,

Гореть светом русских искусств!

(Горефулина Мария Дмитриевна, Кемеровская область, г. Кемерово)


Родина


Святая Русь - великая отчизна,

Ее луга просторы и поля.

И нет прекрасней в мире жизни

Там, где есть родина твоя.


Шагая вдоль просторов по дороге,

Ногами босыми дотронуться росы.

И в травах поля утонуть свободно.

И думать о великих прелестях страны.


Хрусталь воды - явление природы!

Там где живой источник голубой воды.

Ныряя с головой в объятия свободы,

Вкушая сладкие природные плоды.


На родине и думаешь иначе,

Тебе легко как в первый вешний день.

И мир твой вдруг становится богаче.

Когда по улице опять цветет сирень.


Святая Русь - великая отчизна,

Ее луга просторы и поля.

И нет прекрасней в мире жизни

Там где есть родина твоя.

(Дементьева Мария Павловна, Омская область, Большеречье)


Безымянный герой


Он в 41-ом выпускник,

От счастья голова кружится,

Диплом в руках… И хочется кричать

И радостью со всеми поделиться.


Мечтал о том, что в городе большом

Лечить людей он будет точно,

Да вот война пришла потом,

И взрывы бомб слышны и днем и ночью.


И волею судьбы – он – военврач,

Солдаты в него верят свято.

Уставший, но со скальпелем в руках

Он выполняет клятву Гиппократа.


Он рядовых под Ельнею спасал

И под Москвой бессонными ночами

Осколки мин и пули вынимал,

Кричал: «Терпи, браток, ты будешь с нами»!


А в редких перерывах он курил,

Сидел, прикрыв глаза на табуретке,

Сто грамм за неспасенных молча пил,

И мог уснуть, не раздеваясь, на кушетке.


Совсем мальчишку оперировал в тот день,

Когда снаряд взорвался за спиною.

Мелькнула и ушла тревоги тень,

И он закрыл бойца собою…


За окнами бушует месяц май,

И вот сейчас мечты могли бы сбыться!

Он подвиг вроде и не совершал,

А имя – в вечной памяти хранится!

(Дикунов Роман Владимирович, Курская область, г.Курск)


Её в осени рощи голые,

Её грусть небес журавлиную,

Я люблю лишь за то, что Родина,

Свыше данная, сердцу милая.


Знаю, есть у неё хорошие

Люди русские, руки щедрые,

Соловья есть и травы росные,

Есть Поэты и души светлые.


Её имя всуе не трогайте,

Не твердите – Богом проклятая,

Не вините её, Родину –

Без вины она виноватая.

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)


Дожди


Полыхают грозы, льют дожди косые –

Это льются слёзы о тебе, Россия.

Залита дорога пресными слезами.

Не судите строго там, за небесами.


Мы сидим в трактире, гладки наши взятки.

Миру не по силе русские загадки.

Молча выжидаем. Льют дожди косые.

Залита дождями матушка-Россия.

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)


Какая ты, Россия?


Ты – ручеек холодный с прозрачною водою,

Послушать его сказки присела тишина.

Ты – конь прекрасный, гордый, несешься к водопою,

И морду студит лаской бегущая волна.


Ты - старая церквушка и тонкая рябина,

Ты - одинокий голос, поющий о любви,

Тесовая избушка и голая равнина,

Звенящий в поле колос и алый цвет зари.


Ты - песня в дальней дали, летящая на крыльях,

Парящая под небом и рвущаяся ввысь.

Ты - синий взгляд печальный, ты - боль души и сила.

Ты - санный путь по снегу через земную жизнь.

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)


Моей первой учительнице


Опять ностальгия проснулась по детству,

И снова картины приходят оттуда,

Оно, видно, где-то живёт по соседству,

Поэтому я ничего не забуду:


Я помню себя пятилетней девчонкой,

Что жизни не знала и громко смеялась,

Подружку свою называла сестрёнкой,

И лицам прохожих, идя, улыбалась.


И первый свой класс... Вас, мой первый учитель,

Запомнила, будто солнца явленье.

Вот, слышу - мелком по доске Вы стучите,

Готовя нас в жизни решать уравненья.


Я помню и самое первое слово,

Что Вы так красиво для нас написали.

«Оно – это слово – жизни основа,

Запомните это», - тогда Вы сказали.


И так для меня до сих пор и осталось

Волшебное слово: по черному – белым.

Пишу его: Родина. И оказалось,

Не смыть его ливням её оголтелым.

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)

Равнодушие


Я живу в этом мире, как будто во сне –

Чем-то сильно душа измучена.

Это «что-то» понятным становится мне –

Равнодушие, равнодушие…


Мы идем наугад, мимо чьей-то беды,

Между пропастью-безной и кручею,

Мы глядим в пустоту, заметаем следы

Равнодушием …


Мы уже дожились, нас уже не пронять –

Если так, ждет беда неминучая,

Свою Родину-мать мы готовы предать…

Равнодушием.

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)

Русая Россия


Высохнут слёзы берёзы,

Грязь под ногами обсохнет,

Дождик пройдёт босоногий,

Сея осеннюю грусть.

И через светлые грёзы,

Не пробудившись, чуть вздрогнув,

Старой сосной у дороги

Вдруг улыбнётся мне Русь.


Русь моя – та, что люблю я

Больше всех сказок на свете,

С домом моим бело-стенным,

С городом, где родилась,

Где провожаю зарю я,

Где я встречаю рассветы –

Та, где с мечтою заветной

Грусть моя отозвалась.


Высохнут слёзы берёзы,

Грязь под ногами обсохнет,

Дождик прольёт босоногий,

Листья, срываясь, слетят...

Через ожившие грёзы,

Не пробудившись, чуть вздрогну:

В старой сосне у дороги,

Русь, я узнаю тебя.


И мне откроется правда

Старой и вещей России,

И я пойму назначенье

Этих промозглых дождей.

В этой любимой и странной,

В этой извечной и сильной,

В этой печальной, священной,

Русой России моей.

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)


Русская дорога – далекий трудный путь.

От самого порога – не скрыться, не свернуть,

И не остановиться, чтоб дух перевести.

Лишь пыль у ног клубится и ложится в стих.


Направо – волки воют, налево – всё кресты…

О Боже, что такое? На что гневишься ты?

Зачем поет печально певец твой – соловей?

Какую скрыл ты тайну в судьбе Руси моей?


С русскою судьбою сплелись и боль, и грусть.

И почему Святою зовется моя Русь?

И что же, что же, что же, что ждет там, впереди?

Ты не оставь, о Боже, ты помоги идти…

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)


Славяне


Гордое имя «славяне» -

Славили Бога в веках...

Годы сменялись годами,

Воды менялись в ручьях…


Путь от «вчера» до «сегодня»

Труден, извилист и крут.

Души отцов в преисподней…

Шёпот… молитвенный труд…


Гордое имя «славяне»...

Мы побеждали врагов,

Путь находили в тумане,

Слышали голос Христов.


Нам бы вернуть это славное,

Светлое это, главное,

Чистое и доброе

Имя славянское гордое…

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)

Пой, соловей, разбрасывай

Трели свои нежные,

С песнею жить краше мне,

Легче и безмятежнее.


Что нам судьбой дано с тобой?

Песни делить с Россиею,

С нею жить в сердце, с ней одной,

Её дорожить именем.


Ей посвящать свои стихи,

Верить в ее лучше,

Вместе замаливать грехи,

Радоваться, мучиться…


А замолкает соловей -

И тишина спускается,

И над Россиею моей

Рассвет поднимается…

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)

Я не хочу


Я не хочу быть «правой»,

Я не хочу быть «левой»,

Чтоб горло за идею

Кому-то перегрызть.

Я не хочу быть алой

И не хочу быть белой,

Я только, в самом деле,

Хочу простого – жить.


Себе оставлю имя,

Что мама подарила.

Пусть небо алым будет,

Когда встаёт рассвет.

Любимая Россия -

В единстве с Богом сила.

Простое слово «люди» –

В нём неуместен цвет.


И мне неинтересно,

Кто друг мой – белый, красный,

Объятья открывает

Двадцать первый век.

И говорит мне сердце –

Нас много, таких разных.

Мне важно – друг мой, знаю,

Хороший человек.

(Зиновик Мария Владимировна (творческое имя - Мария Заболоцкая),

Кемеровская область, г. Кемерово)


Светлый берег


Мне дорог город,

где асфальтовые реки

причудливый орнамент создают.

И всё-таки

во много раз дороже

леса, где птицы по утрам поют.

Любуюсь полем и зелёным лугом.

Иду к реке,

где плёс и поворот.

Я с ней поговорю,

как с лучшим другом.

Вода мою усталость унесёт.

Кукушка сбросит перышко простое,

подарит солнце нежные лучи.

Шепнут мне,

что печалиться не стоит,

высокие речные камыши.

Моя Отчизна мне протянет руку.

Я, запрокинув голову, скажу

спасибо лесу, речке, небу, лугу,

Всему живому, чем я дорожу.

Огромный город

ждёт меня обратно,

чтоб закружить в водовороте дней.

Мне буду сниться солнечные пятна

На светлом берегу души моей.

(Иванова Алтса Сергеевна, Омская область, Омск)


На крыльях синих бабочек кружится шар земной


Есть старая береза на Родине моей,

Росинки, словно слезы, спускаются с ветвей.

На крыльях синих бабочек

Кружится шар земной,

И лета яркий праздник

Витает надо мной.

Ко мне подходит ласково

Лукавый рыжий кот.

И покосился столбик

У стареньких ворот.

Наш дом давно не нов,

Но он для нас родной.

На крыльях синих бабочек

Кружится шар земной.

(Князева Ангелина Владимировна, Ленинградская область, Кириши)


Моя любимая страна


Есть много стран на всей планете,

Как и народов на земле,

Но я живу в одной на свете,

В России-матушке стране!


Люблю её, мою Россию!

За красоту её полей,

За все леса, озера, реки,

Бездонность голубых морей.


За то, что несколько столетий

Смогла невзгоды все стерпеть

И выстоять, как камень крепкий,

И от войны людей сберечь.


Горжусь тобой, Россия!

И с гордостью сказать могу:

«Моя страна - моя Россия!

Тебя ценю я и люблю!»

(Ковалёва Полина Вадимовна, Белгородская область, Алексеевка)


Зачем?


Зачем солдаты погибали в Брестской крепости?

Зачем собой прикрыл Матросов амбразуру?

Зачем же Зайцев и под пулями немецкими

Искал врагам последнюю их пулю?


Зачем же на смерть верную летели

И Кожедуб, и Талалихин каждый раз?

Зачем Мересьев полз без ног, ища коренья?

Зачем же в бой шел рьяно Красноперов-ас?


Зачем стахановцы не спали 2-3 ночи?

Зачем же было город невский не сдавать?

Зачем же смены 3 трудился наш рабочий

И под Москвой солдат готов был погибать?


Зачем? За что? Ради кого, чего?

За Сталина? Не все.

Ради геройства? Вряд ли.

А может отстоять престиж страны?

А может просто не любили запад?

Нет, не об этом всем погибшим снились сны.


Им снилось небо без военных самолетов,

Им снилось поле и без танков, и без мин.

Им снилось будущее, светлое такое,

Какое нам досталось, не доставшись им.


Они для нас, для нашей этой жизни

Свою отдали, положили на алтарь.

Чтоб мы пожили хоть - собой ковали сталь,

Так будем же достойны жертв сынов Отчизны!

(Козлов Виктор Игоревич, Свердловская область, г. Екатеринбург)


Белый, синий, красный


История писала акварелью,

Портрет страны в три полосы,

И вслед напела звонкой трелью

Её фальцеты и басы.


Кисть вечная, избрав три краски,

Над судьбами людей скорбя,

Не знала мелких радостей и пляски,

Рисуя правду пылко, без вранья:


Как сохнут корки крови на земле,

Как их сменяют пламенным закатом

Цветы, возросшие на том одре,

Где были мужества палаты;


Как ночь неволи рушит цепи,

Как лес дремучий красит синь,

Поля питают мудрость степи,

Звёзды сбиваются в кадриль;


Как пеленой святою кроют

Просторы неба облака −

Нам истины они раскроют

И возвестят о них в века!


То полотно не выцветает,

Палитру яркую хранит.

Оно года не забывает

И тем, кто слышит, говорит:


"Забытие войны страшней:

Историй нить сомкнёт в кольцо.

Я ? символ Родины твоей,

Но только ты ? её лицо."

(Колганов Андрей Алексеевич, Московская область, г. Подольск)


Поэма

Venenumrerum


Символ российского тумана,

Мятежное наследие сомнением ясно.

Величие огранил каратами обмана,

А может, силу разбудил, назревшую давно?

Ушедшие писатели, поэты, мудрецы,

Серебряного века матери, отцы

Судьбой диктованные задали вопросы:

За что зубами рвали жизни тросы?

Старушку в пледе встретила тогда земля,

Ей дали имя "Революция".

В истории, литературе, в нас остался след –

Той мрачной дамы мрачный плед.

Поздней людей невинных миллионы

В могилы войны унесли!

Междоусобье, рухнувшие бастионы

Россию древнюю от жертв спасли?

Жаль, в суете времен лихих

В обычном человеке роли никакой.

Хороших нет и нет плохих,

Народ становится толпой!

Чего же символ видим мы

Сквозь струны времени и тьмы?


***

Он звался в революцию "поэт"

И ждал, когда наступит новый свет.

Слова последние звучали: "Я вернусь!

Восстань со мной, моя Святая Русь!"


***

Невский проспект начало 1917 года.

1. В прекрасный год град на Неве

Улыбкой пасмурной шлёт здравия тебе!

А мы свой фамильярнейший "привет"

Кричим с улыбкой увлечённою в ответ.


То ? наша домосковская краса-столица,

На топях болотных она ожила;

Как любая истории русской страница,

Много красных чернил впитала она.


2. Погода рыдала (что было обычно).

Лица, с не высохшими за день зонтами

(Это уж тоже много привычно),

Сухую оформленность в тайне скрывали.


Меж чёрных клякс на серой мостовой

Один незнакомец шёл мерно, открыто,

Но внешность его водопадной стеной

Для глаз слепо-чуждых размыта.


3. Стан молодостью стройною пылал,

Он вовсе головы не поднимал.

Дождь мёртвым холодом омыл,

Гасил покойной синевою пыл.


Он над брусчаткою парил,

Как призрак, загадку потухшего взгляда храня.

"Сумасшествия верный признак!"?

О нём говорили, браня.


4. В ужасный, красный год

Со свистом пуль свинца

Венец Романовых падет

С царевичей лица.


Исчезнет тень героя в шумном мраке

В те годы ? революции, крови,

В парализующем и сытом страхе!

Тот век уж ныне предан сырости земли...


***

Красная площадь год уже за двухтысячный.

5. В осенний час ночи столичной,

Вдоль Спасской башни проходя,

Одеждой парень необычной считал удары,

Вдруг до дюжины дойдя.


Гурьбой собираясь, впиваясь в асфальт,

Ржавые капли ? оружие дождя,

Как бархатисто-гнусавый альт,

Шумно играли, небо разя.


6. Разве страннику уют?

Сырость. Ночь. Куранты бьют.

Ни демоны ль на части рвут,

Зовя в пылающий приют?


Наврать искусно, утопить в Москве-реке из серы

Или рассудок опьянить вином без меры:

Бокал последний выплеснуть на склеры,

Чтоб насмерть сжечь огнём химеры!


7. Нет. Не тревожим был беглец.

Не ангел-миротворец и не демон-лжец

Над ним летать желания не имели

И панихиды более не пели,


Хоть годовщины день сегодня, келья

Два праздника слила в один.

Какие? Есть секрет полишинеля:

И разноцветный здесь, и черный балдахин.


8. В ночи на площади собор светился ?

К нему не рвался он.

Пятном на красностенном фоне слился.

Покой нарушил низкий баритон:

? Кто есть таков?

? Столь важно вам?

? Дерзость тебе не по летам!

Как нищий ты одет! Что за модель?

? Обычная, месье, шинель.

? Нерусский что ли, не пойму.

В дождь без зонта ? насквозь промок.

Бедняк? Совсем уж занемог?

Лицо наводит жалость и тоску:

Совсем заплыло в синеву.

? Я попросил бы... Вас!

Ни капли жалости я не приму.

Коль страшно, не косите глаз.

Намеки и вопросы Ваши не пойму!

? Не напугал.

? Усилия не надо, чтобы страшить исчадие ада.

? Что ты сказал?

? Что Вы бестактный грубиян.

? Да я!

? Да, Вы.

? Ты знаешь кто?

? В масштабе крупном ? пешка, скорое либретто.

? Глупец! Но, кажется, умён.

То правда, что напал я резко.

Охранник мелкой властью наделён,

Поэтому мелки причины вески.

А ты ? страннейший персонаж,

На здешний сброд и вовсе не похож,

Черты ? холодный, жгучий антураж,

Язык не пистолет, а нож.

Потребую теперь дать объяснением факт,

Чтобы составил я отчётный акт.


9. ? Диктую медленно.

Пишите под фонарный свет.

Мне ровно восемнадцать лет.

Час в час, день в день, но век не в век.

Натурой неказистый человек.

Цвет губ всегда от холода таков бывал,

К тому же от рождения бледен.

Воды я не боюсь, не сахарный кристалл,

Скорее, выкован из меди.

? А дождь ли полностью тебя окрасил в трупный цвет?

? Труп я живой, и посему сказать могу в ответ,

Что человека страх смешон

Перед лицом животворящей влаги.

И знаю я, в чём коленкор:

В тех каплях нет ни капли браги,

А звонкий гром не наслаждения стон,

И оттого Вам страшен он!


10. ? Откуда ты?

? Из темноты.

Среди противоречий был рождён

И доброй между прочим кровью порождён.

Судьба, любвеобильна и игрива,

Меня на срок от смерти скрыла,

На странствия теперь обременила,

За что отца и мать похоронила,

Не разобрав, живы, мертвы...

(И это чувство знаешь ты.

Заборчик, памятник, цветы

И каменные две плиты.)

Их больше жизни я любил,

Кого любил, тех погубил.

Они душой были просты...

Земное воплощение чистоты.


11. ? Мне кажется, что ты душой

Все восемнадцать лет больной.

? Но не больнее Вас, мой друг.

Опасен у охранника досуг.

? Тьфу к чёрту!

? К чёрту тьфу? Извольте.

Некультурный жест послали.

? А кто тебе он? Ни родня ли?

Иль душу, может быть, продал?

? Не взял.

? Так, значит, плохо предлагал!

Но если Сатана не взял....

? Остро ужалил, будто голою рукой

Залез по локоть в соты.

? Так кто ты?!

Вот-вот развеется глухая ночь:

Пустую болтовню свою давай всю прочь.

? Душа без тела, тело без души.

Мне всё одно.

Себе же сам реши.

Глупы поспешности,

Всегда всем всё одним лишь словом опиши.


12. Веками лица века суждено

Вносить в истории панно,

Чтоб дать потомкам правильный пример,

Отсечь их поиск новых вер.

А вы в последних у меня,

Натурщик мракобесия!

Нигде: ни в море крови,

Ни на ложе безделья,

Ни в кознях войны, в безумье веселья,

В порочной любви ?

Не видел я столько души пустоты,

Чтоб были живые настолько мертвы!

Почти пример для Вас

Стоит и радует незрячий глаз:

Не страшен миру равнодушия обет,

Сплетённый из пафосных лаз,

Ужасен размытый наследия след,

Мир хладнокровных зараз.

Теперь про всё мне можно рассказать:

Вам, друг мой, в скором нечего терять.

Немного больше на себя пролью я свет.

Был неудавшийся поэт.

По-моему, ушли десятки лет.

Вдруг нынче прах.

Ну-ну! Без всяких "ах"!

На кладбище, где зависть другу и врагу,

Копает для охраннику могилу,

Найдите высокую, старую иву.

Под валуном, там же где я,

История последняя моя.

Ах, уж рассвет! Даю совет:

Часы, минуты, секунды земные хранить,

Ведь натянули Грайи Вашу нить...

Неисповедимы Господни пути.

Ваш путь до преисподней добрести.


13.? Что, я прошу простить?

? Лишь сухой факт в предсмертный акт.

? Молю, не говорите так...

? Пора бы протрезветь.

Хотя б оправь свой фрак!

Взгляд без огня. Потухший век!

Безнравственная ты пустышка,

Лишь с приложением слова "человек"!

Со мной на ты? Теперь на вы!

Страх породил ли уважение,

Лик истинный ? раба уничиженье?

Боязнь увидеть мертвые цветы?

Сквозь толщу каменной плиты

Над головой, под свежевспаханной землёй?

Прозрели вы? Мой смех ? Ваш грех.

Но поздно. Жаль. Пора. Увы.

В признания знак Вам поклонюсь

И беззаботно улыбнусь (какие мертвецу заботы?).

Прощайте. Удачной работы.

Не будет Вас, а я вернусь.

Кратки в тюрьме любые встречи,

Люблю их больше в поздний вечер.

? Вы так? Несуеверный я.

Мне не страшны такие речи...

Вы... ты... без разницы!

Сошёл с ума!

Устроил перед Богом вече

Слабеющим рассудком,

Что поломал вконец хребет...

Но... где? Как нет?!

Какой мираж...

Растаял смелости кураж...

Холодным потом по телу прошёл.

Этот прохвост в восход ушёл?!


14. Время лишь шло своим чередом,

Пока событие одно не посетило,

Бедный охранника старый дом:

Пуля с разгону висок прострелила.

Победу товарища, зависть, тоску,

Внезапный упадок, злобу, и слепоту

Под корни засохшего дерева снёс.

Справа там кладбище, слева? утёс.


15. Древо, черно на могильну картину,

Вдруг отдалённо напомнило иву...

Кремень от утёса поодаль лежал,

Гостя давнишнего он поминал.

Охранник-сосед с ним знакомство сам знал,

Хоть химерой, туманом и дымом считал.


16. Кто это был?

" Бесславен, забыт.

Без добра и без зла,

Не свет и не тьма

Навечно тюрьма,

Где призрак парил"?

То хранит монолит.

Дни, и года,

Эпохи, века.

Ведь дощечка сгнила,

Что под ивой была.

Землёй он укрыт,

Безымянный лежит,

С запиской зарыт:


17. "Пишу хладеющей рукой,

Мечтавшей стих создать великого поэта.

Но горесть есть надрывистого смеха

Прощание с несбыточной мечтой...


О обыватель! Пей же яд!

Любых времён имеет вкус он свой.

Душе тогда и рай и ад

Предстанут фикцией пустой.


До капли высуши сосуд,

Не вдумывайся в терпкости напитка;

В итоге ? всем нам равный суд:

По недостаткам, за избытки!


Но ты, способный отличить,

Где гнило-пусто, где свежо-полно,

Не бойся людям возразить,

Что будет глупо, что умно!


Речи и мысли в то лишь русло правь,

Куда от солнца падают лучи!

Заводь во мгле не покоряй ты вплавь

(Иначе будешь враг, слова сгорят в печи).


В сознании молчание гнать ?

Брожение, дробление, разложение,

А революции пургу нагнать ?

Кровавое (примеры есть) решение.


Но никогда не бей стекла посуд,

Коль чувствует язык, что пьёшь.

Оно, увеселяя, убивает,

Оно же ? всё, чем ты живёшь.


Телесно отравляя,

Усилит крепкость душ.

Когда же разбиваешь,

Моря не лучше луж..."


18. Тут рука вздрогнула ? свершился рок.

Не вымолвил хозяин слова.

Постылый труп ? его основа,

Запястье черкает личный некролог.

Чернильница ? чернил застылый след,

И, ежели не любопытнейший сосед,

Не гроб, а стол дал расслоению конец.

Недели не считал мертвец.


***

Стремясь на свет, дух сорок дней летел ?

Пятном прозрачным навсегда на землю сел:

Ни ангелам святым в нём дела нет,

Ни демоны самоубийце не дали ответ.

(Колганов Андрей Алексеевич, Московская область, г. Подольск)


В глубинке страны,

Средь озёр голубых,

Есть городок -

Безмятежен и тих.

Там искренни люди,

Добры и просты.

Сердца их открыты,

А души чисты.

Там нет недоверия,

Скрытности нет,

И в каждом окошке -

Приветливый свет.

Ты свой в каждом доме;

Куда ни пойди -

И незнакомец

Кивнёт по пути.

В единстве с природой

Жизнь плавно течёт

Там, куда сердце

Порой нас зовёт.

(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Растревожилось снова сердечко,

И, поди-ка, есть отчего –

Снова снится родное местечко

Детства радостного моего.


Там приходят в гости без стуку,

И в овраг ходят там за грибам;

Где раздают грусть и скуку

Четырём бореям-ветрам.


Где погоду глядят по закату,

И жгут в печке чёрную соль,

А в работе, кажись, без устатку –

Коль взялся, доделать изволь.


Там зябнут чуток вечерами,

Согреваясь чаем с медком.

И берёзовыми дровами

Растопляют баньку с жарком.


С молоком опростают там крынку,

И любуются зорькой - жар-птицей…..

Время движется больно уж шибко,

И теперь нам всё это лишь снится.


(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Так сладостно природа просыпалась,

И всё дышало запахом дождя.

А солнце в росах чистых отражалось,

Торжественно над лесом восходя…..


Поля закутаны в туманы-одеяла,

И чуть скрипит под лёгким ветром ель.

Волшебно-нежно, плавно-величаво

Разносится в округе птичья трель.


Весь мир затих в чудесном ожидании,

В преддверии нового, уже иного дня.

И в этом ярком утреннем сиянии

Я словно снова обрету себя.

(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Изумрудным покровом зелень

Накрыла сады и парки.

Отрадой становятся тени –

На улице слишком жарко.


Тюльпанов благоухание

Сладостью чуть дурманит,

И знойного лета дыхание

За собою всех снова манит.


И кажется, всё здесь то же –

Росы, деревья, рассветы,

Лишь не хватает, быть может,

Лесных ягод, солнцем согретых.


И вроде бы всё здесь также,

Но чего-то всё ж не хватает.

Здесь и черёмуха даже

Совсем не так расцветает.


Не так пахнет травой свежескошенной,

Не так зажигаются зори.

И нет здесь тропинки заброшенной,

И нет здесь леса и поля.


Но есть здесь что-то другое,

Что-то важное, необъяснимое –

Ожидание столь знакомое

Возращения в места любимые.


(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Вновь зима морозным туманом

Обняла улицы городов,

Вновь Питер сверкает огнями

Шумных улиц, старинных мостов.

И опять снег хрустит под ногами

На аллеях Летнего сада,

И опять реки стянуты льдами,

И сверкают на Невском фасады.

…..Только снится мне снова поле,

Душистое сено стогами,

Бесконечность лугов и раздолье,

И прохлада росы под ногами.

Только грезится утро туманное,

Светом солнца едва согретое,

И трав аромат дурманящий,

И первые ягоды лета…..

Но зима морозным туманом

Обняла улицы городов.

И укрыты поля одеялом

Белых февральских снегов.

(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Покосившийся дом на пригорке пологом,

Шумящий листвою сказочный лес.

Знакомая с детства, родная дорога,

И бескрайность лазурных высоких небес.


Подойду я к калитке. Привычным движеньем

Старый навёртыш слегка поверну,

И прошлое всё моё в то же мгновенье

Снова уйдёт в забытья пелену.


Здесь всё, как всегда – палисад и скамейки,

Хмель, оплетающий окна террас…

Добрая, солнечная деревенька

Вновь принимает в объятия нас.


Разговор задушевный за чашечкой чая,

Хлебушек, соты и мёд на столе.

Так нас всегда здесь с детства встречают.

Порой так не хватает этого мне…..


Выйду на улицу встретить рассвет я

И пробегусь босиком по росе.

Вот оно счастье – здесь, а не где-то, -

Просто стоять на родимой земле.


Пчёлы жужжат, нектар собирая,

И кот на соседскую крышу залез.

А там, за дорогой, ель вековая.

Наверно, с неё начинается лес…..


Поле окутано лёгким туманом,

Зелень отавы – прошёл сенокос,

А на нашем покосе заброшенном, старом

Трава высотою почти что в мой рост.


Кукушкины слёзки, клевер, манжетка,

Дягиль, ромашки и зверобой.

Пусть приехать сюда и доводится редко,

Всегда уголок этот в сердце, со мной.


И где бы мы ни были – рядом, далёко ль,

Снятся мне поле, манжетка и ель.

И манит тот дом на пригорке пологом –

Детского счастья моя колыбель.


(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


В осени есть свое очарование,

Своя особая загадка - тишина,

И всего мира словно замирание

В мгновение расцвета торжества,


Когда бушует яркими цветами

Величественный, статный, тихий лес,

И шелестит чуть слышно под ногами

Мягкий ковер - из листьев клёна весь.


Воздух прозрачный и слегка морозный,

Рдеет рябина гроздьями огней,

Ты вдруг увидишь, что всё очень просто,

И вдруг поймешь ты, что всего важней.


(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Снова проснулись северные ветры,

Под питерским дождём гуляет осень,

Закончилось у нас и "бабье" лето,

Впрочем, оно не появлялось вовсе.


И вновь проспекты скрылись под зонтами

Тысяч людей, спешащих по делам;

А листья разноцветными огнями

Зажглись по паркам, улицам, дворам.


Опять причуды ветреной погоды -

Дождь, солнце, зной - и всё в одно мгновенье.

Питер - особое явление природы,

И метеопрогноз здесь - лотерея.


(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Ты проснёшься вдруг ранним утром,

Подойдёшь к своему палисаду,

И, накинувши старую куртку,

Ощутишь предрассвета прохладу.


Лучи солнца, по-летнему тёплого,

Обласкают уставшие плечи,

А роса целебно-холодная

Прогонит сонливость до вечера.


Шёпот леса и шорох ветра

Сбросят с поля туман-одеяло.

И поймёшь ты, что именно этого

Тебе так до сих пор не хватало.

(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Когда тишину ночную нарушат вдруг птичьи трели,

И внезапно сорвет вольный ветер туман, застилающий ели,

Начнёт просыпаться солнце, над землёй не спеша поднимаясь,

И звезды расступятся словно, в свете лучей растворяясь.


Дыханием утра согреты, цветы вновь распустятся вскоре,

Алмазной росою укрыты все травы бескрайнего поля.

Всё просто и всё полно тайн, знакомо и неповторимо,

И в тысячный раз наслаждаюсь красотою неуловимой.


И в тысячный раз я счастлив, и Бога благодарю

И в тысячный раз это чувство я бережно сохраню.

И вновь моё сердце согрето прохладою новой зари.

Забудь всё, что было до этого. Ничего мне не говори.

(Колокольцева Наталья Борисовна, Санкт-Петербург, Колпино )


Есть в школе у нас музей.

Там висят фотографии в ряд.

Это снимки тех парней,

Что ушли на фронт из-за парт.


Ребята, которые вдруг

Превратились сразу в мужчин.

Грудью пошли на врага,

Встали все в строй, как один.


Пусть семьдесят лет прошло.

Незаметно мчатся года.

Мальчишки ушли на фронт

И остались там навсегда.

(Красноглазов Василий Владимирович, Свердловская область, Нижняя Салда)


Моя великая Россия

Раскинув широко свои просторы,

И с поднятою гордо головой,

Стоит она, как прежде, непреклонна,

Победный триколор воздвигнув свой.

Она – моя великая Россия,

Владелица героев-городов,

Мать русского народа, с ратной силою,

Который за нее отдать готов

Все то, что было дорого когда-то,

И молодость, и кров, и жизнь свою,

Встать в армию из тысячи солдат,

Честь Родины отстаивать в бою!

Вы покажите мне страну другую,

Где есть такой же доблестный народ,

Одну Россию знаю я такую,

Всем вопреки, идущую вперед.

Пусть гордо возносясь, орел двуглавый, -

Свободы герб ей крылья дарит вновь,

Россия увенчалась вечной славой,

Покуда с ней народная любовь.

Мы сохраним святых традиций веер,

Богатство нации на много сотен лет,

Из года в год идем вперед и верим:

Продолжится история побед…

(Кулиева Инна Александровна, Ставропольский край, с.Старомарьевка)


Моя малая Родина


Пруды патриаршие, дедушка Крылов,

Бронзовые статуи, место колдунов,

Шарики светильников, блики на воде.

Кажется, что призраки прячутся везде.

На аллеях липовых шелестит листва,

Здесь ещё осталась старая Москва.


(Матвеева Ксения Александровна, Москва)


Аллея родины моей


Жадно слушаю осени вальс,

Что над Волгой так нежно льется,

Фонарей свет давно погас,

Сердце города тихо бьется.

И Самарской ночной аллее,

От моих признаний теплее,

Как и много веков назад,

Повстречала она закат.

Пережив потрясений немало,

Город славный, моя ты Самара,

Так, когда то купцы называли,

Так, поэты тебя воспевали.

Кто стоял на твоих берегах?

Кто мечтал и парил в облаках?

Кто с обрыва кидался в отчаянии?

Чьи ладьи караваном отчалили?

На Самарской ночной аллее,

Мне случилось попасть в галерею,

Здесь смешались краски времен,

Может, это осенний сон?

Нет, постойте, я вижу, слышу:

Голос барышни, признанья купца.

Раздаются по Волге ниже,

Бурлаков у костра голоса.

Стенька Разин пристанет к берегу,

Голоногий босяк пробежит,

Вот послышалось тихое пение,

Загляну сквозь года в монастырь.


Под лампадкою тусклой Иверской,

Из полос возродился стяг,

Крест златой и святая вышивка,

С ним Балканы осман победят!


Ритм чеканя, врагов проклиная

Прошли те, кого нет в живых,

Кто, от голода умирая,

У станков навсегда застыл…


Я не знаю, как буду дальше жить,

Осень скажет, иль Волга-река,

Но аллея самарская милая,

В моей памяти будет всегда!

(Недялкова Елена Контсантиновна, Самара)


Подвигу героя Войны 1812 года Василисы Кожиной посвящается


Как так промчалось лето по Руси?

Обуглены деревья,

И август весь в грязи…

Стон городов

И запустение в деревне.

Идет война. Французов нападение.

И безысходный тихий-тихий дождь.

Слезами изувечена Душа.

Он ведь не встанет, чего ты ждешь?

Погиб твой муж, осталась ты одна.

Неужели, землю родимую,

Отдадим мы врагу картавому?

Не бывать тому! За мужа любимого

И за Русь мы пойдем квитаться!

Поступь гордая, стать славянская,

Не в характере - поклоняться.

Василиса натура гордая,

И народ за нею поднялся!


Знать за мужа тебе жить велено,

Знать за мужа тебе быть старостой,

Так народ решил - дело верное.

Скорбь потери на сердце заплатою!

На свою беду, в поминальный день,

Шевалье, в село воротилися.

«Что ж, устроим поминки по ним!»-

Приказала женщина сильная.

«Не солдаты мы и нет у нас пороха!

Мы врага проклянем всей кожею!

Наведем же, сельчане, шороха!

Сдохнут все под горящей рогожею!».

И схватив рушник с угощением,

Что пекла на поминки мужнины,

Пригласила французов в дом к себе:

«Наливки, да хлеба кушайте!»

Опьянели враги иноземные,

Чудо ль - взяли хутор без боя!

Захмелевшие речи грешные

Произносят, качаясь стоя.

Пейте, ироды, недолго осталося,

Василиса сельчан всех вывела,

И подперла все двери без жалости.

Подожгла в своей хате иродов.

«Пусть огонь теперь покуражится!

Нет ни почести им, ни славы!

То победа первая, кажется,

Нам дорога теперь – в партизаны!»

Василисы бесстрашный отряд

За победы в народе славился.

Сам Кутузов о бабе прознал,

Партизанку к себе пожаловал!


Раскраснелась пред чином военным,

Принимая медаль высокую,

Ей в глаза смотреть – только смелым,

Красота в них и сила особые.

То Кутузов её благодарствовал

За отвагу, за смелость не женскую.

То Кутузов ей в пояс кланялся,

За любовь к России вселенскую.

(Недялкова Елена Константиновна, Самара)


Возвращайся, сынок, домой


Закрутила судьба, завертела,

Сто ботинок истер под собой,

Первый иней в висках снежно - белый,

Возвращайся, сынок домой.


В поту липком вскочив в дальней дали,

Где зимой даже солнце и зной,

В голове шепчет голос мамы:

«Возвращайся, сынок, домой»


Небоскребы к себе завлекали,

Ты в духах и делах день-деньской,

В голове опять застучало:

«Возвращайся, сынок, домой!»


Ступор в сердце, как кадр из фильма:

Заколочено все, дом пустой,

Жизнь твоя пролетела мимо!

«Возвращайся, сынок, домой!»


Бросив все и минуты считая,

Понесешься с мыслью одной:

«Я успею, дождись, дорогая,

Мама, еду к тебе, домой!»


Прилетел, когда снег растаял,

Лаем встретил барбос хромой,

От волнения умирая

Я вернулся к тебе, домой!


Дом закрыт, ключ под ковриком спрятан,

Стул, кровать, скатерти с бахромой,

Все как прежде. Ну, где же ты мама?!

Я вернулся к тебе, домой!


Побежишь, ком, глотая в отчаянье,

Грех сыновний повис над тобой,

Поздно биться и плакать в раскаянье.

Не успел ты вернуться домой!


Упадешь, в забвенье рыдая…

Сон удушливый сгинет со тьмой

В трубку крикнешь: «Мама, как ты?

Я сегодня же еду домой!»


(Недялкова Елена Константиновна, Самара)


Признание в любви


Нежно ласкает прибой твои скалы,

Ты улыбаешься только в ответ.

И на земле моей Родины малой,

Места нежней и приветливей нет.


Солнце поморское светит тут ярко,

Кажется, будто попал прямо в рай.

Можно на лодочке здесь покататься,

Иль искупаться, ты сам выбирай.


Место святое, Руси нашей сердце.

Сам патриарх здесь свой сан «примерял».

Если ни разу на Кие ты не был,

Многое в жизни своей потерял.


Остров надежды, любви, ожиданий,

Юности чистой, заветных желаний.

Севера гордость воспета поэтом,

Кия природа не тронута веком.


Нежно ласкает прибой твои скалы,

Ты улыбаешься только в ответ.

И на земле моей Родины малой,

Места нежней и приветливей нет.

(Некрасова Евгения Александровна, Московская область, Куровское)


Моя отчизна


Шелест прибоя, грома раскаты, нежная песнь соловья.

Все, что так дорого мне, и так свято,

Это - отчизна моя.


В красках осенних леса багрянец, вновь обмелела река.

Все это в сердце навеки оставлю,

Это - отчизна моя.


Боль за отчизну, за судьбы людские, те, что сломала война.

В сердце останется раной тяжелой,

Это - отчизна моя.


Избы поморские, лица в окошке, и колыбельной слова.

В сердце оставлю я их отголоски.

Это - отчизна моя.


Детство счастливое, школьные годы, первой любви слова.

Сердца частичку оставлю в поморье,

Это - отчизна моя.


Город у моря, хранить буду нежно блики красы твоей.

Нет на земле уголка милее поморской отчизны моей.


Шелест прибоя, грома раскаты, нежная песнь соловья.

Все это сердцу мило и свято,

Это - отчизна моя.

(Некрасова Евгения Александровна, Московская область, Куровское)

Мой город


У Белого моря, в таежной глуши

Раскинулся маленький город.

Из бруса дома, деревянны мостки,

Мой город, ты очень мне дорог.

Река, словно сказка: мерцает вода,

И рыбы здесь плещется много.

Онега – богатств мне таких не сыскать!

Мой город, ты очень мне дорог.

Леса и болота, озера, луга

Запомнятся сердцу надолго.

Здесь я родилась, тут учиться пошла,

Мой город, ты очень мне дорог.

Однажды, мой город, покину тебя,

Но в памяти будут надолго

Леса и озера, поля и луга.

Мой город, ты очень мне дорог.

(Некрасова Евгения Александровна, Московская область, Куровское)


Я чувствую в душе тепло,

Вернувшись в милые края,

И распахнув объятья вновь,

Встречает Родина меня.

Моя Россия - здесь уют,

И в сердце греется покой,

Это мой дом, меня тут ждут.

Не нужно родины другой.

На ветках тоненьких берез

Мартовский иней залежал,

Под звонкий шум российских гроз

Есенин душу изливал.

Поэт признался ей в любви -

Бескрайней Родине своей,

И сохранилась та любовь

В наших сердцах до этих дней.

Пускай тревожится душа,

Пускай метель, пускай ветра,

Но в свой родной любимый край,

Вернуться хочется всегда.

Здесь буйство рек и ширь озер,

Полей бескрайних тишина,

Замерзших зимних стуж узор,

Глубины недр, гор высота.

Собрав народы под одним,

Всеобщим дружеским крылом,

Народ России - он един,

Вместе всегда, вместе во всем.

Историю ушедших лет

Мы помним все, мы ей горды,

Огромный след больших побед

Оставим скоро в ней и мы.

Я чувствую в душе тепло,

На сердце радость и покой,

Россией все это дано,

Россией - матушкой родной.


(Пациорина Вероника Дмитриевна, Республика Северная Осетия-Алания, Владикавказ)


Моя Родина - Россия


Моя Родина – Россия!

Я рожден здесь, я живу.

До чего ж она красива,

Я ей очень дорожу!

Голубые небосводы,

Шелест листьев, плеск воды,

Бесконечные просторы –

Это Родины мосты!

И тайга, и лес дремучий,

И болота, и поля –

Все вместила ты, Россия,

Каждой капле жизнь дала.

Сердце гордостью теснится:

Руки вскинуть – в небо взмыть!

Моя Родина – Россия!

Лучше и не может быть!


(Прокофьев Илья Анатольевич, Ханты - Мансийский АО – Югра, Нижневартовск)


Матери нашей Родины


Всю мощь русских сердец, чья страсть,

Не даст родной стране пропасть,

Взрастили сотни как она –

Семьи хранитель, мать, жена…


Она сидела и рыдала,

Не слыша сына тихий зов.

«Скажи хоть слово, мама, мама!...»

Испуганно звал голосок.

Она молчала…каменея,

Кляня жестокую войну,

Дыханьем боль задеть не смея,

Её душа была в плену…


Он пал героем. Смертью храбрых.

Пожертвовал собой в бою.

Нет, не за славу, не за лавры,

А за неё и за семью!

За Родину, за дорогое

И за любовь он отдал жизнь!

Чтоб у могилы братской стоя,

Сын понял: «Чтобы я мог жить…»


«А папа наш вернется скоро?» -

Спросил малыш, смотря в глаза.

Ей было бесконечно больно

Сказать лишь слово: « Никогда…»

Но слезы за улыбку пряча,

Прижав его к своей груди,

Шептала мать беззвучно плача:

«…вернется…только очень жди…

Вернется, милый, очень скоро!

Этой войне придет конец.

И ты пойдешь, сыночек, в школу…

Все, как того хотел отец.

И будет так же все, как раньше,

И вновь мы будем не одни.

Ты только верь, мой бедный мальчик,

Ты только верь, не думай, жди…»


Уже пылал закат кровавый.

На память тем, кто будет жить,

Оставив отблеск ярко-алый.

Оборвалась вдруг чья-то нить…


А боль её рвалась наружу

Из сердца, полного тоски.

Ведь ей никто больше не нужен!

Один лишь муж, один лишь сын…

Она взглянула на сынишку.

Комок вновь к горлу подступил,

Так безмятежно спал мальчишка,

Он верил, ждал, и он любил…

(Хузина Нелли Шамилевна, Республика Башкортостан, Уфа)


Родные просторы


Притаилась деревенька возле леса темного,

Улица домов неброских, двор погоста конного.

Ферма, школа, сельсовет, да медпункт с сельмагом,

Речка тихая бежит, поле с красным маком.


Вдалеке снопы стоят, запах трав так манит.

В клевер босиком войду, ведь трава не ранит.

В палисадниках калина гроздья распустила,

Вдоль заборов расцвела пышная крапива.


Гомон птиц, жужжанье пчел, редкий крик кукушки,

Белоствольные березки на лесной опушке.

Колокольчики, ромашки, клевер, медуница…

Милые мои цветы, как в вас не влюбиться!


И хотя всю жизнь живу в городской квартире,

Восхищенье отдаю деревенской лире.

И к себе она зовет, деревенька наша.

Знай, что нет тебя милей, нет родней и краше!


(Чупина Ирина Павловна, Свердловская обл. г. Первоуральск)


Родина


Выйду я в ромашковое поле,

Запах трав дурманит и пьянит.

Родниковый ключ, журча тихонько,

Ласково со мною говорит.


И, окинув взором край родимый,

Восхищенья не могу сдержать.

Как же ты прекрасна, Русь родная,

Взгляда невозможно оторвать!


Вот бежит дорога в лес куда-то,

Колосится поле вдалеке.

Васильки, головками качая,

Приглашают на пикник к себе.


Милые, родимые просторы,

Скромная, неброская краса.

Я люблю тебя, моя Россия,

Дорогая родина моя.

(Чупина Ирина Павловна, Свердловская обл. г. Первоуральск)


Родина


Вот и снова на сердце тревога,

Ночь пришла, мне не спится опять.

Вспоминается детства дорога

И моя поседевшая мать.

Как ты там, васильковое поле?

Как живете речушка и луг?

Все сильнее тоска по раздолью

Моей малой родины тут.

Так и тянет в Россию вернуться,

И пройтись по раздольным лугам.

Посмотреть, как ключи её бьются,

Предаваясь весенним лучам.

Посидеть у родного порога,

Погрустить с милой мамой вдвоём,

Вспомнить детские наши тревоги,

Что ушли с материнским теплом.

Нет роднее той родины милой,

Где родился и рос. Неспроста,

И куда бы нас жизнь не водила,

Так и тянет в родные места.

3.11.1983г. Казахстан.

(Шешукова Екатерина Терентьевна, Иркутская область, г. Тулун)


Моя Россия


Моя Россия, ты моя земля,

Ты вынесла и вытерпела много.

Лишь понаслышке знаю я,

Какой была твоей судьбы дорога.

Я не видала голода в полях,

Не умывалась горестью народа,

Моя страна, родимая земля,

Пережила, преодолела много!

Боялись те, кто шел на нас с мечом,

И поднималась Русь по воле неба,

Бежала кровь не стынущем ручьем

В полях еще не буженного хлеба.

Ты знала про нелегкий нрав стихий,

Но никогда не отдала свободы,

На карте больше нет таких «Россий»,

Никто не смог бы выдержать те годы.

Пустые ветры шли по мертвой ржи,

Несли с собой голодное бессилье,

Но продолжал в поля идти мужик,

Твой скромный сын, моя Россия.

Окно в Европу, новый коридор,

Тебя меняли: платье и манеры,

Но оставался неизменным взор

И чистый облик неподвластной веры.

Россия, ты стояла за крестом,

И Бог тебя хранил рукою правой,

Былая Русь со скромным лоскутом,

Вдруг стать смогла великою державой.

Ты поднималась, сильною росла,

Менялись люди, чередой столетий,

И даже облик строго села

Уже, казалось, виден в новом свете.

Дворцы и мостовые, Петербург,

Тебя делили новые столицы,

А ты все, не жалея нежных рук,

Держала небо, где летели птицы.

Но страшных войн забытая чреда

Опять вступилась на твою дорогу,

То были очень страшные года,

Забрали много сил и крови много.

Терпела ты, не опустивши взор,

Лишь стиснув зубы, шла за Божьей волей,

Накрыли тучи светлый твой простор

И одарили самой страшной долей.

Прошла чума по девственной земле,

Фашизм летел жестокой черной тучей,

Но ты боролась пять кровавых лет,

Победу вырвав волей своей жгучей.

Ты долго отходила от войны,

Еще виднелись старые сраженья,

Святые люди шли ради страны,

Твоих детей убито поколенье.

А жизнь бежит, и мир над головой

Благодаря твоей нетленной силе.

Сквозь годы ни один прошел герой,

Ради тебя, любимая Россия!

Оставшись с длинной золотой косой,

Совсем не изменилась ты с годами,

И с храбрым сердцем, твердою рукой,

Ты видишь мир лазурными глазами.

И предстоит тебе идти вперед,

Храни же память своего народа.

Моя Россия через все пройдет

И выдержит еще бессметно много!

(Шилова Алиса Игоревна, ХМАО – ЮГРА, г. Сургут)


Моя Россия


Я не ищу тебе замен –

Моя душа, надежда, сила!

Ты падала и вновь с колен

Вставала, как бы жизнь не била.

Ты в годы страшные войны,

Врага удар держала гордо,

Твои отважные сыны -

Герои в памяти народной.

Ты моё сердце, ты мой дом,

Почет, величие и слава!

Тебе мой до земли поклон,

Ты на него имеешь право!

Мне дорог шум твоих берёз,

Ручья журчание весною.

Ты знала боль и море слёз,

Но только Бог всегда с тобою.

Блестят на солнце купола,

Дымятся печки, пахнет хлебом,

Как Божий глас - колокола,

И под огромным синим небом

Твои бескрайние поля,

Леса, озера, реки, горы.

Не каждому дано понять

Всю красоту твоих просторов.

Ты и сурова и нежна,

Порой ревнива к загранице,

Но мне по-прежнему нужна.

И потому так часто снится

Твой белый снег в жару и зной,

И теплый ветер в день ненастный.

И кровь пропитана тобой,

По венам бело-сине-красным.

Для многих ты отец и мать,

Тебя на свете нет красивей.

Пусть говорят – нас не понять,

Но в этом есть моя Россия.

(Шлепнева Юлия Николаевна, Ярославская область, г. Ярославль)